СТРАНСТВИЯ Жизни

Она бежала по склону горы вверх. Ей необходимо было успеть подняться именно в ту минуту, иначе она могла пропустить его. Их встреча должна состояться: «Мы должны встретиться сейчас. Или еще придется ждать несколько сот лет для следующих воплощений». Так думала она, карабкаясь по крутой тропе, хватаясь за траву, камни, лавируя между холмиками.

Путешествие их душ длится уже многие тысячи лет. Последний раз они расстались около трехсот лет назад на поле битвы. Он умирал.

***

Она пыталась остановить кровь, которая текла из его раны. Но ничего не получалось. Они оба знали, что он уйдет.

— Я люблю тебя.

— Я тебя тоже люблю. Ты запомни, что мы с тобой обязательно встретимся. В следующей жизни. Ты слышишь меня?

— Да…еще слышу. Но я хочу, чтобы ты была счастлива.

— Да…Конечно, — она еле сдерживала слезы, его голова лежала у нее на коленях. Она наклонила свою голову к нему, гладила его курчавые светлые волосы и пыталась запомнить этот родной запах. Запах счастья, любви и верности. Он смотрел широко открытыми глазами в синее небо. Его взгляд начинал становиться бесконечным. Она знала, что у них совсем мало секунд.

— Мы с тобой встретимся на вершине горы. Ты прибежишь ко мне, мы обнимемся и скажем друг другу…

— Что, что мы скажем? Ну ответь, — она обняла его голову и зарыдала. Он больше не ответил ей. Ее жизнь с ним закончилась. В этот раз они пожили вместе совсем немного. Ему было тридцать два, а ей 25 лет.

***

Они знали друг друга с детства. Играли вместе.

Когда Инга стала подростком, ей не разрешали общаться с юношами. Но они улучали момент, чтобы все равно поддерживать общение. Она на реку пойдет белье полоскать, или в сад яблоки собирать. Эдгар тут же:

— Давай помогу.

— Если меня увидят с тобой, будут неприятности.

— Ты же знаешь, что мы будем вместе.

— Мы с тобой оба это знаем, еще с рождения. Но другие не умеют видеть линии судьбы. Как им объяснить?

— Я помогу и уйду. И не спорь. – он брал тяжелую корзину с бельем и нес вверх по берегу. Инга шла позади. Как только появлялась полоса домов, Эдгар исчезал за постройками, а Инга продолжала дальше идти по дороге к дому с небольшой котомкой через плечо. Она подходила к своему дому, рядом с воротами стояла корзина со стиранным бельем. Эдгара след простыл. И сверху на белье обязательно лежал цветок. Она брала цветок, вдыхала его аромат, прятала в большой карман передника. И с корзиной белья входила в ворота. Отец выходил на крыльцо дома. Посматривал на нее из-под густых бровей, молча. Инга делала вид, что ничего не замечает. Шла к навесу. Где на протянутых веревках развешивала белье, распевая песню.

Так и продолжалась игра Инги и Эдгара в прятки от родных и соседей. Время шло. Ко всем девушкам сватались парни. И лишь к Инге никто не приходил.

— Тебе пора замуж, — сказал отец за ужином.

— Ко мне никто не сватается.

— Вот и я думаю, а почему к тебе никто не сватается? С виду ты хороша. Приданное есть. Так чего же не хватает? — тембр его голоса начал повышаться. Инга поняла, что сейчас разразиться скандал. Но она была дочерью своего отца. И она была твердой в своих намерениях. Промолчала: «Еще не время говорить…».

— А я знаю почему… – она подняла на отца свои зеленые глаза, но не произнесла ни слова. – Это все он. Ты знаешь это. Все просто боятся к нам прийти свататься. Что такого он делает или говорит? – Инга пожала плечами.

— Нееет. Ты прекрасно все знаешь. Но я сказал и это мое отцовское слово, — ты не будешь его женой.

Инга встала. Прошла на кухню к печи. Взяла большой нож для резки мяса. Подошла к столу, за которым сидел отец, мать и еще четверо ее братьев и сестра и со всего маха, вставила лезвие ножа в деревянное полотно стола. Все ахнули.

— Он предназначен мне судьбой. Только он в этой жизни будет моим суженным. Если нет – возьми этот нож и убей меня сейчас же, – она смело смотрела в глаза отцу. Он понял, что дочь не шутит. Он вскочил из-за стола. Огромный деревянный стул упал назад. Отец стукнул кулаком по столу так, что подпрыгнула посуда. Но нож остался стоять воткнутым в дерево. Он развернулся и вышел из дома.

Прошло три дня. Дочь и отец молчали и старались обходить друг друга стороной. В доме висела тишина. Никто не знал, как решить этот конфликт. Мать понимала, что Инга вольная птица, такая уж уродилась. Как ветер. Ветер сильный, и знающий, как и куда дуть.

Инга видела все наперед. Лечила всех, предупреждала несчастья, а один раз прогнала медведя из деревни. Она знала с какой стороны он придет. Взяла мужиков с рогатинами. Вышла из села к лесу и там его и встретила. Подняла руки и смотрела ему в глаза. Медведь встал на задние лапы. Огромный, как скала. Прорычал. Хотел вроде пойти на нее, но передумал. Прорычал еще раз, помотал своей головой, встал на четыре лапы, развернулся и побрел обратно в лес.

Инга выждала еще некоторое время. А потом отмерла и упала без сил на землю. Мужики подхватили ее и бегом понесли в село. Инга лежала еще день, истопили ей баню, искупали ее женщины. Отлежалась. Молодая, сил много, да и травы помогли.

И вот теперь подошла к ней мать. Вроде сказать хочет, но не знает с чего начать. Инга пряла пряжу у окна, да пела песни. Вдруг замолчала и говорит:

— Мама говори. Вижу, важную весть.

— Скажи Эдгару чтобы сватов присылал. Отец поменял свое решение.

Инга вскочила. Бросилась к ногам матери. Та наклонилась к ней. Обнялись. Заплакали.

А осенью сыграли свадьбу. И перед тем как Инга зашла в спальню в свою первую брачную ночь, отец встретил ее на пороге комнаты, обнял и сказал:

— Я понял, что ты моя кровь и плоть. Ты мой характер и моя натура. Коль ты так решила, то так правильно и так надо. Будь счастлива дочка. Будь счастлива.

— Отец, я люблю тебя. – они обнялись.

С тех пор прошло семь лет. Эдгар и Инга знали, что это счастье скоро закончиться, поэтому не теряли время. Каждый их день был наполнен тем, чтобы сделать счастливым своего любимого и свою любимую. В их доме росли самые огромные розы. Их корова давала самое вкусное молоко. У Инги была самая теплая пряжа. К Инге народ ходил лечиться.

В деревне с уважением относились и к Эдгару. У него были самые острые клинки. Искусный он был мастер. Их дом был полная чаша.

Но пришла беда. Эдгар к тому времени подготовил много клинков, потому знал, что будет нападение на их деревню. Неспокойные времена. Один Вассал тягается с другим Вассалом, а страдают люди.

Народ увидел далеко, далеко над дорогой, ведущей в их деревню поднимается столб пыли. Отправили прыткого мальчишку на коне вперед на разведку. Мальчишка прискакал быстро.

— Рыцарей столько, — он показал две руки, на которой семь торчащих пальцев. За ними пешие в доспехах. Идут не торопясь, вроде уставшие. Нас из-за горы им пока не видно.

— Значит у нас есть время напасть неожиданно, — сказал воевода.

— Оружие готово. Щиты в кузнице, — произнес Эдгар. Все пошли в кузню. Мужчины взялись оружие, щиты. Одели специальные кожаную с железными пластинами защиту на локти, колени, шлемы на голову.  Вышли из деревни и по знакомой местности сосредоточились в засаду.

Нападение было молниеносным. Они застали врасплох противника. Те, кто были на конях еще смогли себя защитить. Хотя мальчишеские стрелы достигали их спин. А пеших разбили на группы и либо оглушали и добивали, либо брали в плен. Мало кому удалось спастись бегством. И вот бой подошел к концу. Сельчане уже стали собирать оружие, разбросанное вокруг. Пересчитывали убитых врага. Своих тоже ушло пять человек. Были раненые. Из села двое мальчишек пригнали телеги, чтобы собрать все трофеи. На одной из телег приехала Инга.

— Зачем ты здесь? Это опасно. Кто-то смог убежать. Мы не знаем, что они задумали, — сказал Эдгар, идя к ней навстречу. Они обнялись. Инга разжала руки, слегка отстранилась, чтобы рассмотреть Эдгара поближе. Он посмотрел на нее и спросил:

— Ты думаешь о том, же что и я? – она кивнула — Может быть на этот раз мы оба ошиблись? Я ведь остался жив. Сражение закончилось.

— Может мы исправили какой-то свой виток судьбы? – Инга не сводила с него глаз.

Вдруг они услышали хлесткий звук. У Эдгара подкосились ноги, и он стал заваливаться на землю. В его груди, около сердца, торчало копье стрелы. И если бы в этот момент Инга обнимала его, то копье вошло бы и в ее грудь и они погибли бы вместе.

— Нет…- громко вскрикнула она, как раненая птица.

Он упал на землю, на спину. Кто был рядом подбежали, но Инга подняла руку вверх, чтобы ей не мешали и дали возможность с ним проститься.

— Мы не ошиблись, — прошептал он.

— Я не хочу, — по лицу Инги текли слезы.

— Я люблю тебя…

…Прах Эдгара она развеяла над рекой.

Через месяц Инга ушла из села в неизвестном направлении. Она ушла рано утром, пока все спали, чтобы никто не знал куда. Чтобы никто не смог остановить ее. И чтобы никого она больше не видела.

Спустя какое- то время по округе стала ходить легенда, что женщина, потерявшая своего любимого, ушла от людей к медведю. И теперь в их округе ни один медведь не нападет на человека.

***

Она бежала в гору. Ей не хватало воздуха, силы были на исходе, но надо было успеть: «Уже близко. Еще чуть- чуть».

Влетев на вершину, она споткнулась о кочку и упала. И в эти доли секунды она успела увидеть, что возвышенность простираются далеко, с деревьями, травами, но вокруг ни души.

При падении она вскрикнула и почти потеряла сознание: «Я опоздала, опоздала. Он ушел». Она медленно перекатилась на спину и раскинула руки в стороны. Слезы текли по ее щекам от отчаяния, от боли, от усталости. Она не хотела останавливать их. И вдруг почувствовала, что ее лицо кто-то лижет. Она замерла: «Это животное, — открыть глаза было страшно. Зверь слегка заскулил, — Это собака? Значит рядом может быть хозяин».

— Девушка, вы живы? – она услышала мужской низкий голос. Мужчина подошел к ней, потрогал пульс на шее. Она тихо проговорила: «Все нормально, сейчас». Но двигаться не было сил.

— Воды. Попейте воды. – она услышала второй мужской голос. Он был более молодым. В ее голове опять все смешалось: «Их двое. Тогда как я узнаю?»

— Что вы хотите узнать? – спросил молодой голос. Он наклонился над ней, приподнял ее голову и дал отпить несколько глотков воды из фляжки. Она ожила, открыла глаза. Ей помогли сесть.

— Как дела? – спросил ее тот, что постарше. Он присел рядом с ней на корточки и внимательно смотрел прямо в глаза.

Темные волосы, серые радужные глаза, спортивного телосложения с сильными руками, примерно около сорока лет. Рядом бегала собака, шотландская овчарка. Она была очень дружелюбно настроена и иногда присаживалась рядом и крутя головой и переставляя лапы с интересом рассматривала девушку. Даже пыталась опять лизнуть, но мужчина жестом указал ей «место», и она успокоилась.

Второй мужчина увидел в стороне красную бейсболку, отлетевшую в сторону на несколько метров. Пошел поднял ее:

— Это ваше? – протянул бейсболку, девушка кивнула. Перед ней стоял стройный, светловолосый молодой мужчина с серо-голубыми глазами. Ему было около 32 лет.

В первую секунду, увидев их вместе, ей показалось, что они похожи. Но эта мысль сменила другая «Совершенно не похожи. С чего я взяла?».

— Меня зовут Марк. Это Эдуард.

— Инга.

— Редкое имя в наше время, — сказал Марк. Эдуард, поднялся и отошел в сторону.

– Как самочувствие? Встать можете? – Марк присел на корточки.

— Не знаю. Коленка болит, но думаю ничего страшного.  – Инга закрутила растрепавшиеся копну светлых волос в пучок и одела сверху бейсболку. Марк подал ей руку и помог подняться.

— Вы как здесь оказались? Населенных пунктов поблизости нет. Вы что шли 10 километров? – спросил Эдуард, смотря куда-то в сторону и вдаль. Инга проверяла свое колено. Она потихоньку наступила на правую ногу. Вроде все нормально, но слегка прихрамывала.

— Оооо…нога нормально. Машина действительно в том селе, – она махнула рукой в сторону от куда пришла, — А я решила прогуляться. Вернее…- Марк перебил ее.

— Вот это у вас прогулочки. Вас, наверное, уже спохватились. Разве можно отпускать женщину так далеко одну. Это безрассудно.

— В этом селе стоит дом, где полгода назад умер мой старенький дедушка. Так, что беспокоиться обо мне некому. Я сама способна о себе побеспокоиться.

— Нельзя так далеко уходить от дома, одной, — сказал Эдуард.

— Мне необходимо было прийти сюда сегодня.

Оба мужчины посмотрели на нее: «Что может быть здесь интересного?»

— А вы как здесь оказались? Спасибо вам большое, если бы не вы…- Эдуард отошел в сторону. Пошарил по траве. Сорвал несколько листочков, какой-то травы.

— Это вам для вашей коленки, и вот пластырь, он всегда со мной, — из кармана он вытащил пластырь.

— Спасибо, — она отошла в сторону. Мужчины отвернулись. На ней был спортивный костюм. Она спустила штанину, на коленке была шишка и ссадина. Инга приложила траву, закрепила пластырем. Почувствовала холодок. Коленка стала гореть меньше. Поправила одежду.

— Очень приятная прохлада. Ничего страшного – шишка.

— У нас недалеко палатки. Мы приезжаем сюда и на рыбалку, и на… — Эдуард не дал договорить Марку.

— Пойдемте с нами. Вам нужен отдых. А потом мы вас отвезем в деревню. Мы туда ездим за хлебом. Может быть вас донести?

— Нет, нет, нет…Я сама, — Она совершенно растерялась от такого предложения, и забыла спросить у Марка то, о чем он не договорил.

Эдуард пошел чуть вперед. Собака продолжала бегать вокруг. Инга ей понравилась и животное искало общения. Марк шел рядом с Ингой. Сначала она слегка хромала, но постепенно нога разошлась и можно было прибавить шагу.

— А вы что искали на склоне горы? – спросила Инга у Марка. Молодой человек ей был симпатичен: «Почему во сне я видела только одного? Может это вообще не они. Хотя Марк подходит. Возможно если я до него дотронусь, то пойму, что это он».

— Мы каждый день осматриваем новые места. Вчера мы были на северо – западе. Сегодня западная часть.

— Что вы ищете?

— Мы исследуем грунт и уже по нему определяем могли здесь в далеком прошлом жить люди.

— Вы археологи?

— Можно сказать и так. Еще мы ищем места силы.

— Тогда я смогу быть вам полезна, — Эдуард, который шел впереди, остановился, обернулся:

— Интересно очень. Чем?

— Это места моего детства. И я знаю некоторые легенды и еще кое- что. Можно попробовать найти одно место.

— Отлично. Видишь Марк, значит сегодня у нас удачный день. Считай, что мы нашли клад, – все засмеялись.

Они вошли под сень деревьев. Пройдя еще немного Инга заприметила замаскированную палатку. Мужчины подошли. Раскидали ветки.

— Вы присаживаетесь к костру. Сейчас все будет… — Эдуард улыбнулся Инге.

«Меня тянет к этому мужчине. Но он намного старше меня. Это не он».

—  Вам часто в жизни приходиться отвечать на вопрос: Оно не оно?

Инга опешила от такого вопроса: «Он что, читает мысли?»

— Вот и мы здесь ищем и каждый раз думаем: здесь это место или нет?

— А что вы ищете?

— Древние легенды говорят о сети подземных туннелей. Якобы они проходят в толще земли и соединяют много городов между собой. Необычность их в том, что кирпичная кладка в них уникальна. Она настолько виртуозна и точна и своды настолько плавно переходят, что там практически нет прямых углов. Как это можно было выложить? Неизвестно. Если только с помощью лазерной техники.

— Про туннели я не слышала. А как возможно их отыскать по грунту? – спросила Инга. Мужчины продолжали свои дела – костер, котелок, чай, каша. Собака тоже помогала, она приносила к костру ветки.

— Если в земле есть сооружения, возведенные человеком, то грунт в этих местах имеет другую плотность. А там, где его насыпали искусственно сам грунт, лежит совершенно не так, как если бы это сделала природа. Нужно всего лишь почувствовать это.

— Я знаю одно необычное место.

— Отлично? – сказал Марк, подходя к Инге и протягивая ей плошку с вкусной кашей.

— Ого. Как вкусно пахнет.

— Эдуард знает толк в кашах на костре.

Инга стала уплетать кашу за обе щеки. Эдуард посмотрел на нее довольный, улыбнулся.

— Вы ешьте, а потом расскажите.

Все сидели вокруг костра напротив друг друга. Собака села около Эдуарда, у нее была своя порция корма.

— В отрочестве нас отпускали в лес одних, но компанией. Мы знали все тропки и овраги. Но один раз случилась невероятная история. С девчонками, пошли за земляникой и заблудились. Так странно было. Мы знали эти места как свои пять пальцев и заблудились. Нам показалось в какой-то момент, что мы вообще оказались в другом измерении. Мы попытались ориентироваться по сторонам света, — продолжала говорит Инга, доедая кашу, — Спасибо очень вкусная каша… Пошли в выбранном нами направлении. И оказались на необычной поляне. Посередине возвышался большой холм. Нинель предположила, что это не природный холм, а искусственный. Слишком уж четкой была одна из его сторон. Обойдя вокруг мы нашли вход. Катька предположила, что там пещера, но это был реальный вход. Мы вошли во внутрь. Увидели небольшое помещение и в глубине лестницу, уходящую вниз.

***

Катька взвизгнула:

— Девочки я боюсь. Здесь сплошная паутина. А вдруг здесь есть змеи.

— Но ведь так интересно, — сказала Инга, — сколько раз мы бродили по этим лесам в округе и не разу не видели этого кургана.

— Сейчас бы фонарик. Да кто знал? – с сожалением сказала Нинка. Катька направилась к выходу.

— Там лестница, — крикнула Нинка.

— Здорово. Но как без фонарика? – сказала Инга.

— Давайте я сбегаю в деревню, — Катька очень хотела побыстрее выйти из этого заросшего, заброшенного, темного подвала.

— Катька хватит боятся. Здесь никого нет, кроме нас, — раздраженно выпалила Нинка.

— Действительно.

— Но девочки, какой толк идти туда, — она показала в сторону лестницы, — если мы все равно ничего не увидим.

Нинка не устояла и пошла туда:

— Практически ничего не видно. Единственно я понимаю, что она вроде уходит вниз, — Нина аккуратно выставила левую ногу вперед, как бы обшаривая все пространство перед собой. Потом она вернулась к девчонкам:

— Пошли на свет, а то дышать как- то стало трудно. Хочу на воздух.

Девочки вышли на поляну. От солнечного света прищурили глаза. Поставили свои корзинки и присели прямо на траву.

— Я бы сходила за фонарями и спустилась по этой лестнице, — сказала Инга.

— Я бы тоже. Но надо взять с собой ребят. Вдвоем, — она сделала акцент на этом слове и выразительно посмотрела на Катьку, — нам будет сложновато.

— Я не пойду, — Катька даже и не собиралась строить из себя героя.

— Мы попали сюда странно. Как мы найдем это место снова… — рассуждала Инга.

— Да, это самый важный вопрос, — ответила ей Нина, — надо что-то придумать.

Нинка встала и стала более детально осматривать всю поляну. Но ничего не смогла найти примечательного. – Лес, деревья, трава. Вот камень, но такой может лежать везде, – она прислушалась.

— Я думаю, что река слева, там, – показала направление рукой Инга.

— Я тоже так думаю, ну или ручей. Надо только понять в каком направление наша деревня. Мне кажется, что мы ушли вверх.

— Я тоже так думаю, — сказала Инга. И тут они услышали далекое протяжное рычание зверя. Девчонки вскочили на ноги, схватили корзинки и со всех ног бросились бежать в направлении предполагаемой деревни. Это было так стремительно, что они и не заметили, как оказались в известной и очень знакомой им местности.

Естественно, не о каких ягодах уже и не было речи. Они бежали со всех ног.

Вечером, когда пила чай, дед спросил у Инги:

— Ты чего из леса пришла как ошпаренная? И ягод совсем не набрала?

— Заблудились мы.

— Как заблудились?

— Да мы сами и не поняли, как…Еще нашли там странную пещеру в земле. Но видно, что ее человек сделал, там лестница вниз уходит. И еще мы слышали звериное рычание, как будто медведя.

Дед молчал, замер, как будто что-то обдумывая.

— Деда ты чего молчишь?

— Знаю я это место. В детстве, мальчонкой, я тоже был на этой поляне. Да только, потом много раз пытался найти туда дорогу. Но не нашел…

— Мы хотели туда сходить с фонарями и ребят с собой взять.

— И еще…медвежий рык я тоже там слышал, — дед допил чай, встал и направился к двери, развернулся и сказал, — не ходите. Боюсь беда там…- дед вышел из избы.

***

Марк вывел всех из оцепенения своим вопросом:

— И что? Не ходили больше.

— Мы пытались. Но каждый раз, что-то мешала нам осуществить это – то пошел ливень, как из ведра. Один раз Мишка, который пошел с нами, упал на ровном месте и поранил ногу. Пришлось его на руках нести обратно. Хорошо не далеко ушли. А последний раз, мы пошли втроем, Нинка, я и Санька. Дошли до леса и вдруг одновременно остановились, развернулись и пошли обратно. Потом выяснили, что одновременно в голову пришла мысль: «Не время еще туда идти».

— Инга вы сможете найти это место? – сказал Эдуард, и посмотрел прямо в ее глаза. Она не отвела взгляд. И в этот момент в ее голове родилась мысль: «Время пришло». Инга кивнула головой, а потом резко встала. Отошла в сторону от мужчин. Надо подумать, что произошло за сегодняшний день:

«Эта навязчивая мысль, что я должна быть в этом месте. Я-то думала, что встречу здесь своего мужчину. А это, наверное, связанно с пещерой. Падение. И теперь я здесь ем кашу. Вспомнила эту старую историю. Как давно это было, как будто не со мной. И вот теперь этот вопрос…Наверное действительно пришло время».

Она закрыла глаза. Ветер дунул ей в лицо. Бейсболку она давно сняла и поэтому ее светлые волосы развевались на ветру. В голове всплыла та самая картинка пещеры, поляны, рычание зверя и их бегство домой. Дальше она четко представила, то место и вдруг в ее сознание четко возникла карта местности и пунктиром была помечена тропа, ведущая к волшебному кургану.

Инга опешила от такой неожиданности. Распахнула глаза в них была растерянность, удивление и даже небольшой страх. Она вернулась к мужчинам.

— Инга вас что- то напугало? – спросил Эдуард.

— Все нормально… Хочу чаю.

— Держите, — он протянул ей кружку ароматного ягодного чая.

— Как хорошо пахнет. Запах из детства, — Эдуард улыбнулся.

— Я знаю, как найти этот курган. Я отведу вас туда, — теперь она не боялась глубокого взгляда Эдуарда.

— Тогда мы с Марком все подготовим и завтра утром отправимся туда.

— Да. Это, наверное, и есть та причина, почему я здесь оказалась.

Эдуард не спускал с нее взгляда: — У вас все получится.

— Вам придется заночевать здесь. Вы не боитесь? – спросил Марк.

— Нет. У меня вообще чувство, что мы с вами должны были встретиться, – Эдуард опять улыбнулся своей загадочной улыбкой.

— После всех наших походов, я вас приглашаю в деревню, к себе в дом. Там печь, и есть баня.

— Это замечательно, – заметил Эдуард, — Но посмотрим, как все завтра пройдет.

Во второй половине дня Эдуард пошел ловить рыбу. А Инга и Марк пошли за грибами на ужин. Инга действительно чувствовала себя комфортно. Марк рассказал, что у него есть любимая женщина. И он очень хочет быть с ней вместе. Но сейчас она уехала в командировку.

— Я уже решил, что через три недели она приедет, и я сделаю ей предложение.

— Я тебя поздравляю. Понимать, что ты хочешь в этой жизни – это очень важно и очень ценно. У меня так не получается…

— Ты в поиске?

— Скорее, я в ожидании.

— А, чего ждать? Приглядись в Эдуарду. Он мужчина свободный. Говорит, что его женщина придет и не узнает его.

— А откуда он это знает?

— Он энергетический практик, ясновидящий, маг. Мы и сюда приехали, чтобы открыть какую-то дверь, чтобы освободить душу, судьбу.

— Поэтому он ищет туннели под землей?

— Он считает, что все случилось в этом регионе. Но тут конечно территорий много. Может действительно все не случайно?

— А, я все думаю, почему он говорит со мной и улыбается. Наверное, он все про меня знает.

— Попробуй, спроси у него. Может откроет тебе тайну, а может и нет.

— Даже так?

— Он говорит, что открывать судьбу не всегда можно. Потому, что это прямое вмешательство в жизнь души. Душа сама вольна прокладывать себе дорогу. А человек со своим гаданием, может отправить не в ту сторону.

— Я привыкла доверять жизни. Знаю точно, что все мне во благо. Это мой деда научил меня так думать… Я здесь тоже оказалась не случайно. Я вижу события в своих снах. Но не всегда могу их трактовать…Не буду я ничего у него спрашивать. Пусть все будет как должно.

Они набрали белых грибов. Эдуард вернулся с уловом карасей. Ужин был отменный. Вечер теплый. Небо звездным. Инга даже не задумывалась, что сегодня утром она была не знакома с этими мужчинами. И вот уже вечером она остается с ними в лесу на ночлег.

— У нас две палатки. Мы освободим маленькую от вещей. И вы Инга, там будете спать, — сказал Эдуард.

— Хорошо.

—  Есть спальный мешок. Так что, не замерзните.

— Спасибо. Давайте я помогу.

Все дружно стали освобождать палатку и весь хоз. инвентарь погрузили в багажник машины.

— А куда вы денете машину?

— Приглядели овраг поблизости. Туда ее загоним и ветками замаскируем.

Эдуард днем дал Инге мазь от ушибов. Перед сном она помазала свое колено еще раз. Через полчаса Инга уже спала. В ногах, у входа в палатку ее охранял пес Фил.

 

Утро в летнем лесу наступает рано. Птицы начинают свою жизнь практически с рассветом. Но у Инги все началось еще раньше.

Ей приснился страшный сон. Она увидела огромного медведя. Он вышел ей на встречу. Встал на задние лапы и прорычал.

Инга в ужасе вскочила. Проснулась от собственного крика. По щекам текли слезы. Пес, вскочил. В прыжке оказался около нее. Попытался ее успокоить и лизнул в щеку. В палатку влетел Эдуард:

— Инга вы в порядке? Что случилось?

— Извините. Но мне приснился страшный сон, — она в растерянности сидела в спальном мешке и плакала. — За всю мою жизнь – это третий раз.

— Успокойтесь. Я сейчас, — он вышел из палатки и вернулся  с термосом, — это успокоительный чай. — Инга отпила.

— А сколько времени?

— Третий час. Вы можете рассказать, что вам приснилось?

— Это был медведь. Он вышел мне на встречу. Встал на задние лапы и прорычал, так страшно. Я всегда пугаюсь и просыпаюсь.

— Всегда сниться медведь?

— Это уже какой раз.

— Вы в жизни встречались с медведем?

— Нет. Это приснилось первый раз после того, как мы заблудились. Ну я вам рассказывала.

— А вы хотели бы понять, почему этот сон приходит к вам?

— Конечно. Потом снился, когда мы с ребятами пошли в лес и через какое-то время одновременно повернули домой. Затем, он приснился мне около года назад. Когда я планировала, что этим летом приеду сюда. И вот сейчас.

— Хорошо. Тогда я введу вас в регрессивный гипноз.

— Я знаю, что это такое. Хорошо.

Инга легла. Эдуард задал ей еще несколько вопросов. И ввел ее в гипноз. Инга очутилась на опушке. Вокруг был лес. Впереди стояла женщина – Инга поняла, что это она. Сзади нее стояли мужчины с огромной рогатиной. Инга была и на той опушке, и в тоже время смотрела на все со стороны.

Вышел медведь, женщина поставила защитную стену. Сказала медведю, что они не желают ему зла, и просят уйти и не причинять вред людям. «Мир един, ты и я, мы все есть части этого Мира. Если сотворим разрушение в одном, то как следствие сотворим разрушение во всем Мире». Медведь ушел, но женщина упала без чувств. Потом перед взором Инги мелькало много разных картинок. И вот наконец…

СТРАНСТВИЯ Жизни

Инга увидела ту же женщину. Она шла в глубь леса, одна. Вдруг она услышала рычание зверя. Женщина испугалась. Но она взяла себя в руки, успокоилась. Стала умиротворенной. Встала как вкопанная и замерла. Медведь показался из-за кустов. И рванулся к ней. Она не шелохнулась. В метре от нее он резко остановился. Обнюхал воздух. Подошел к ней в плотную и стал обнюхивать ее всю, сопя и слегка подталкивая ее своим большим носом. Женщина упала без сознания.

Медведь ходил вокруг нее некоторое время. Затем лег рядом, согревая ее своим телом.

Не понятно сколько времени прошло. Женщина пришла в себя. Увидела медведя, он увидел ее. Они стояли и смотрели друг на друга…Начался их телепатический диалог:

— Почему ты не убил меня?

— Мир един, ты и я, мы все есть части этого Мира. Ты ищешь смерти. Еще не время.

— Мне не за чем жить. Мой любимый ушел, и я хочу уйти к нему.

— Моя любимая была убита вмести с детем. Тогда помоги умереть мне. А я помогу умереть тебе.

Женщина была ошарашена всем происходящим. В мире животных не бывает намеренных самоубийств. Она поняла всю горечь судьбы медведя. Ведь в ее случае у нее все равно был выход на самоубийство, а у медведя нет. Она села на траву и стала думать. Медведь ходил, шатаясь из стороны в сторону вокруг нее.

— Тогда, что нам делать?

— Пошли со мной.

— Веди. — Они пошли в глубь леса, возможно туда куда и не ступала нога человека. Женщина не успевала за огромным медведем. На одном из переходов через овраг, медведь остановился:

— Садись мне на спину.

— Ты не обязан этого делать…

— Садись, это моя воля.

Женщина забралась к нему на спину, схватилась за густой загривок, пригнулась, практически легла и медведь ускорил свой шаг…

Картинка исчезла… Вернее картинки стали сменять одна другую: река, рыба, медведь, костер, женщина рядом с медведем, рычание зверя, ночь, лестница, комната, курган.

Сквозь сменяющиеся образы Инга услышала голос Эдгара:

— Вы готовы выйти?

— Нет. Еще – спросите, что было спустя десять лет…

— Итак на счет от трех до одного…

Инга увидела ту самую поляну с бункером под землей и лестницей внутри. На пороге стояла старая женщина. Ее длинные скомканные волосы были седыми, глаза горели как у коршуна. Весь ее облик говорил о том, что она устала быть на этом свете.

Опять побежали картинки…

Охота. Люди пошли на медведя. И вот он вышел, чтобы порвать их. Но дорогу медведю перегородила женщина с длинными седыми спутавшимися волосами. Облик ее устрашил людей больше чем сам медведь. Вокруг послышался ропот:

— Ведьма…это та самая медвежья ведьма…ведьма.

— Бей ее …она может накликать на нас беду…убить ее.

В женщину посыпались град стрел. Медведь взревел так, что листья на деревьях затряслись. Он напал на людей. Многих убил и покалечил. Народ сбежал. Но ведьма умерла, истекая кровью.

 

Эдуард увидел слезы, которые текли из глаз Инги. Он вывел ее из гипноза. Она бросилась к нему на грудь рыдая.

— Инга успокойся. Все будет хорошо. Мы здесь, чтобы найти эту пещеру. И разгадать эту тайну до конца.

— Да. Я поняла. Поэтому мне голос сказал, что время пришло, — всхлипывая как маленькая девочка, ответила Инга.

— Выпей чай. Потом ты немного поспишь. А в семь мы тебя разбудим.

Он сказал Филу стеречь Ингу и ушел. От пережитых впечатлений Инга обессилила и быстро уснула.

В семь она была на ногах. Марк помог ей умыться в походных условиях. Завтрак из вкусной каши был готов.

— Давайте я хотя бы посуду помою. А то чувствую себя принцессой.

— Женщина должна быть не только принцессой, но и Богиней, — улыбаясь парировал Эдуард. Инга улыбнулась:

— Рядом с Богиней обязательно должен быть Бог, — ответила она ему. Немного засмущалась, но глаз не отвела.

***

Они уже довольно далеко ушли вглубь леса. Фил был с ними. Собака четко понимала, как себя вести. Далеко вперед не убегала. Иногда гавкала на мелких зверушек в траве.  Один раз даже предупредила об овраге, из-за высокой травы можно было не увидеть край и свалиться туда. Периодически приходилось останавливаться. Все присаживались на кочку или упавшее дерево. Фил около хозяина. Инга успокаивала дыхание, закрывала глаза и смотрела ту карту, что была в ее подсознании. Затем Эдуард протягивал бумажную карту, и она карандашом отмечала маршрут до определенного участка.

— Там должен быть холм каменистый справа, а слева поляна.

Они продолжали идти, до следующей остановки.

— Мы должны будем спуститься в овраг к ручью и идти вдоль него. Единственно не знаю – глубокий овраг или нет.

— По ходу посмотрим, — ответил Марк, — Инга хочешь воды? – она взяла фляжку и осушила почти половину. – протянула ее Марку в растерянности.

— Не переживай, пей все. Наберем в ручье.

Пошли дальше. Лес становился все гуще. Пробираться становилось все труднее. Фил исчез впереди. Все услышали его лай и плеск воды. Вот ручей. Спуск оказался крутым, овраг не очень глубоким. Ручей оказался маленькой речкой. Вода была прозрачной. Фил был счастлив искупаться.

— Фил вода холодная. Хватит, — пес все понял. Вышел на берег. Отряхнулся, Инга успела отпрыгнуть от его брызгающих во все стороны каплях воды. Нашли место, где вода бежала сквозь камни и ниспадала маленькими водопадами. Наполнили пустые фляжки.

— Водой запаслись, — сказал Эдуард.

Надо было попасть на другую сторону ручья. Или искать брод, узкое место. Либо раздеваться и вплавь.

— Вода холодная. Предлагаю, искать брод, — сказал Эдуард.

— Мы не можем далеко уходить от того места на карте, где мы должны оказаться, — сказала Инга.

— Давайте немного пройдем вверх – это по пути, — предложил Марк.

— А если брод вниз по течению? – предположил Эдуард.

— Все возможно. – Инга присела на склон оврага.

— Я пойду схожу вниз по течению. Уйду не далеко. Через полчаса я должен быть здесь. – сказал Эдуард. Инга вдруг поняла, что не хочет отпускать его одного. Внутри появилось сильное беспокойство. Но как его удержать?

— Давайте сначала пройдем вверх на полчаса. Если не получиться найти переход, то другого выхода, как вернуться в эту точку у нас не будет.

Мужчины посмотрели на нее:

— Соглашусь, — сказал Марк, Эдуард кивнул головой и буркнул под нос: «Пошли».

И вот они прошли эти полчаса. Ручей был глубоким, с сильным течением и без брода.

— Надо возвращаться, — сказал Эдуард.

— Еще немного вон до того поворота, до той насыпи, — упрашивала Инга.

— Инга мы далеко ушли и потеряли время, — возразил Марк.

— Хорошо. Давайте присядем, — она сбросила свой рюкзак. Мужчины сняли рюкзаки, и присели на склон оврага, прямо на песок.

— Я сейчас…- Инга направилась в сторону того самого поворота. Фил не отходил от хозяина. И пролаял в след Инге.

— Он вас предупреждает, — крикнул ей Эдуард в след. Она лишь взмахнула рукой, — Вот настырная, — пробубнил он Марку.

— Пусть сходит, если у нее еще есть силы. Убедиться и успокоится. Женщина должна быть спокойна, тогда с ней меньше проблем, — ответил ему Марк.

Инга шла по самому берегу, периодически оглядываясь назад, чтобы видеть Марка и Эдуарда. Впереди была песчаная насыпь. То, что за ней — и было интересно Инге. Она взобралась на насыпь. Помахала рукой мужчинам, что с ней все в порядке.

— Фил гавкнул ей в ответ, — он очень хотел сорваться с места, но хозяин сказал «Место».

Инга сделала шаг вперед. И вдруг стала плавно проваливаться в песок.

В первые секунды она даже и не сообразила, что происходит. Но когда ноги уже перестали чувствовать под собой землю, Инга попыталась закричать.

Благодаря песку падение в глубокую яму не было болезненным. Она оказалась в темной пещере под землей. Сначала глаза привыкали к пространству, освещенному лишь отверстием, через которое она свалилась.

— Вроде руки ноги целые, — она ощупала себя. Коленка слегка болела после вчерашнего падения, — Хорошо, что я мягко приземлилась.

Она посмотрела наверх, Фил был около отверстия, она слышала его отчаянный лай.

— Высоковато, — одежда, голова, везде был песок. Она встала, еще раз потрогала коленку, всю себя:

— Вроде все в норме.

Где она оказалась, она не понимала. И большое это было помещение или нет тоже не могла оценить. Хотя эхо здесь присутствовало.

— Инга, Инга, ты где? С тобой все в порядке? Сейчас мы тебя вытащим. Держись, — она чуть отошла от сквозного отверстия, с него сыпался песок.

— Эдик, Марк – я нормально. Все хорошо. Я жива и даже не ушиблась. Подождите. Надо, чтобы кто-то спустился сюда.

Две мужских головы исчезли из отверстия, смотрящего в небо.

— Эй, вы где? Мне нужен фонарь, — хотя ее глаза уже начали привыкать к сумраку под землей.

И вот к ней на бечевке спустился ее рюкзак, в нем был фонарь. Она достала его. Включила и стала внимательно осматривать пространство, которое уходила в ту сторону где на поверхности проходил ручей.

Она увидела коридор, заросший травой и паутиной. Как будто он уходил вниз. Но идти в эту паутину и непроходимые дебри, она не сможет: ее даже передернуло.

Она подошла к своему месту падения. Мужчины наверху сбросили веревку: «Сейчас кто-то спуститься, и значит я не буду здесь одна».

Посыпался песок, по веревке спускался Эдуард. Наверху Марк страховал его. Фил поскуливать, теперь он не сможет охранять хозяина.

— Марк, все нормально, я прибыл, — он отвязался. Подошел к ней. Взял ее за плечи, стал трогать руки и даже наклонился и ощупал ноги, колени. Он сделал все так быстро, что Инга не успела среагировать на это:

— Все цело, это замечательно. Высота приличная, тебе просто повезло. Мы перепугались.

— Я в начале даже не поняла, что падаю. Песок смягчил мой полет…- показав рукой слева от себя, Инга направила туда луч фонаря, — Там все заросло. Вроде проход уходит вниз. Нужна палка, а лучше мачете, чтобы это все порубить, — констатировала Инга.

Эдгар ничего не ответил, снял рюкзак, открыл его и достал из чехла большой нож с рукояткой под пальцы рук.

— Ого. А вы запасливый.

— Инга давай уже на ты…

— Ага…

— Этот нож много раз меня выручал. Надеюсь в этот раз тоже выручит. Посвети, — он указал в противоположную сторону от ручья.

— Там вроде стена.

— Надо точно понять, что здесь и в каком состоянии. А потом туда. Там, дел больше, — сказал Эдуард, показал в сторону непроходимой чащи и подмигнул Инге. Его глаза горели. Он стал настоящим охотником. Охотником за приключениями, за информацией и за загадками. Это было то, что он искал. Поэтому он весь преобразился, стал светиться от энтузиазма.

Помахав немного ножем, как мачете, он разгреб стену. Осмотрел ее – это была кирпичная кладка, ровная, но пострадавшая от сырости и вросшей в нее травы и веток. Когда ручей разливался, то этот проход затапливало водой. И возможно, если бы это лето было дождливым, то здесь могла стоять вода. Но им повезло, сейчас здесь сухо.

— Смотри, сам кирпич уже в некоторых местах практически рассыпался и просто лежит кучкой. А раствору ничего не грозит. Вопрос – почему здесь заканчивается этот туннель? Может быть это проход под ручьем? И не надо искать переправу.

— Но, если был большой взрыв или потоп на рубеже 17-18 века и уровень земли поднялся на несколько метров. То это мог быть мост через речей или может ручей раньше был рекой? – сказала Инга, — Та пещера, к которой мы идем, тоже вроде была раньше просто строением. Ее, наверное, тоже засыпало землей.

Эдгар посмотрел на Ингу.

— Хорошая гипотеза, очень хорошая…

— Ну как у вас дела? – услышали они голос с верху.

— Марк, сейчас посмотрим проход, если все нормально, то тебе и Филу надо будет спуститься сюда, — крикнул Эдуард в небо с торчащей головой.

— Хорошо, — сказала голова и исчезла.

— Инга свети сюда, но близко не подходи, могу задеть.

— Угу, — буркнула Инга. Эдуард стал размахивать ножем. Пространство заполнилось пылью. Инга чихнула и закрыв рукавом нос, продолжала светить. Эдуард ничего не замечал, он слишком увлекся и делал это достаточно быстро. Они продвинулись более чем на 3 метра. И тут он остановился:

— Дальше вниз идет лестница. Надо все обследовать.

— Значит зовем Марка…

— Да… и продвигаемся дальше, — Эдуард вернулся к отверстию в небо. Инга ходила за ним как хвостик. Ей было неуютно оставаться одной в глубине туннеля, даже жутковато.

— Марк, Марк…- крикнул он. Появилась голова Марка, — Спускайтесь.

Марк исчез. Через некоторое время, привязанный под брюхом на рюкзаке Фил потихоньку завис над пещерой и стал опускаться вниз. Собаку доставили. Затем по этой же веревке спустился Марк. Пока его глаза привыкали к темноте, Эдуард рассказал ему все, что увидел. Фил обследовал и обнюхивал все вокруг. Собака вела себя спокойно и Инга глядя на нее, тоже успокоилась: «Значит здесь нет змей».

— Здесь глухая стена. Там проход.

— Держи нож. Помахай немного, только осторожно там впереди лестница – предложил ему Эдуард. Марк с энтузиазмом приступил к работе.

— Фил не мешай ему.

— Я уже устал там наверху сидеть и ждать, — сказал он.

Инга продолжала освещать. Марк продвигался. Ощупывая каждую ступеньку, он потихоньку спускался вниз. Заросли становились все реже и реже. Недостаток солнечного света не давал так пышно расти растениям. Наконец стена из зарослей закончилась практически совсем. Инга лучом света осветила все пространство туннеля. Марк достал из своего рюкзака еще один фонарь. Теперь света стало достаточно, чтобы можно было осмотреть все в целом.

Это был туннель около 5-6 метров в ширину. Он уходил метров на 30 вперед. И было видно, что постепенно он сужался. Выложен он был кирпичной кладкой.

— Ну вот дорога и открыта, — проговорил Эдуард. Он достал фляжку воды из рюкзака. Передал Инге. Все по очереди попили. – Теперь можно продолжить идти вперед. Я впереди, Инга за мной. А ты Марк замыкаешь.

Фил на всех парусах побежал вперед и исчез в темноте.

— Эд, ты не представляешь, как я счастлив, — восторженно произнес Марк.

— Пока мы нашли только странный коридор. Будем надеяться, что нам и дальше повезет.

Они продолжили свой путь. Инга старалась не оглядываться назад. Несмотря на то, что сзади шел Марк, ее все равно сковывал страх при одной только мысли о темные. Вдруг, перед глазами вспыхнула картинка, что как будто сбоку есть проход. В этот момент впереди Фил гавкнул и это побежало эхом по туннелю. Они прошли еще несколько шагов и увидели в свете фонаря, что пес сидит у стены и ждет их.

— Стойте…

— Что случилось? – обернулся Эдуард. Они оба посветили на Ингу, думая, что с ней что-то случилось.

Она закрыла глаза от света фонарей и показала в сторону Фила:

— Там проход.

— Откуда… – но Марк решил не продолжать. Он понимал, что в этот раз у них будет волшебное путешествие, так зачем задавать лишние вопросы.

— Нет…но я точно знаю, что он там есть.

Фил стал подкапывать ямку.

— Фил в сторону…- собака отошла. Эдуард стал светить на стену, медленно ощупывая ее своим фонарем. Марк помогал ему своим лучом. Но стена была полностью из кирпича, ни одной задоринки и выступа.

— Надо простукать, — вдруг сказала Инга, даже не ожидая от себя этого. Эдуард подошел вплотную к стене и стал постукивать костяшками пальцев по кладке. Звук был глухой и тихий. Он продолжал исследовать стену. И вот в одном из мест кладки, он отчетливо услышал пустоту.

— Слышали…

— Да, да…

— Это оно…

Эдгар достал нож. И стал пытаться подковырнуть кирпич, за которым услышал пустоту. Лезвие вошло между кирпичей:

— Отойдите, а то вдруг все обвалиться, — они посторонились. Эдуард тоже на всякий случай приготовился отпрыгнуть от стены. И вот одно движение и кладка рассыпалась, образовав проход в метр на метр. Причем он был четким. Как будто весь механизм, состоял в том, чтобы вытащить лишь один кирпич.

Оттуда бил солнечный луч. Эдуард заглянул за проход.

— Там лес. Ну что выходим?

— Давайте там осмотримся и дальше продолжим изучать туннель, — предложил Марк. Фил уже давно выскочил на улицу. Эдуард первым пролез в этот небольшой проход. Затем Инга и Марк.

Перед ними была поляна. Со стороны ручья, от которого они ушли на достаточное расстояние, был лес. А с другой стороны шла равнина. Справа вдалеке вроде было большое поле.

— Если это поле, значит недалеко есть населенные пункты…- Марк потянулся и продышался после туннеля.

— Поле может быть большим. Значит и деревня далеко, — Инга пыталась отряхнуться от песка. Она сняла кроссовки и выгребла из них песок.

— Надо идти дальше. Инга ты можешь посмотреть карту, — Эдуард постучал по своей голове, указывая на то, где смотреть.

— Связи нет. Поэтому я у вас вместо Яндекс- карты.

— Хорошо, что тебя зовут Инга, а не Алиса, — все дружно засмеялись. Обстановка стала легкой и можно было продолжить. Сидя на земле Инга закрыла глаза. Через некоторое время открыла. Эдуард протянул ей карту.

— В моем Яндексе путь прерывается, а потом продолжается впереди и уходит вправо.

— Нарисуй, — Инга начертила карандашом. Эдуард и Марк посмотрели.

— Это, наверное, путь под землей…

— Вот здесь мы выходим. Значит нам идти точно по туннелю.

— Ну правильно, поэтому путь и не проложен…

— Опять в темный туннель?

— Инга мы с тобой, и Фил тоже, — собака прибежала и села рядом с Ингой. Ей очень хотелось лизнуть ее, пока та сидела на земле. Инга обняла пса. Одела кроссовки, встала.

— Я готова.

Все спустились в туннель. Включили фонари. Глаза опять привыкли в темноте. Все двинулись вперед. Они опять шли друг за другом. Туннель то сужался, то опять расширялся. Иногда уходил чуть вверх, иногда вниз. Фил опять сел у стены. Гавкнул.

— Там проход, — сказала Инга.

— Сколько таких проходов еще? – спросил Марк.

— Около пяти. Но до них мы, наверное, не дойдем, если выйдем там, где я нарисовала на карте.

— Только не понятно, как мы узнаем выход? – сказал Эдуард.

— Там будет лестница…- мужчины удивленно посмотрели на Ингу.

— И когда ты собиралась нам об этом сказать? – спросил Марк.

— Я сама только сейчас об этом узнала.

— Инга, ну значит ты точно Алиса, — все опять рассмеялись.

Эдуард подошел к стене. Опять простукал ее. Нашел кирпич с пустым звуком. Вставил в стык лезвие ножа. Дернул. Открылся проход. Они вышли на улицу. Вокруг был лес. Ничего необычного.

— Уже три часа. Давайте перекусим, — предложил Эдуард. Все присели на траву. Эдуард сначала достал пакет с едой для Фила. Затем термос и контейнер для себя. Марк и Инга уже сидели и ели.

— Мы не знаем сколько нам еще идти. По карте определить невозможно. В пути мы часа 3,5 – 4, если посчитать остановки. Куда идем не знаем. Что нас там ждет, тоже не знаем. Время послеобеденное. А нам надо еще вернуться. Мы же не будем спать в туннели или в чистом поле. Еды у нас только на сегодня.

— Эдик, но мы искали такой туннель с прошлого года. И что теперь все бросим?

— Марк я просто рассуждаю. Я не предлагаю повернуть назад.

Инга убрала все в рюкзак. Встала отряхнулась.

— Я готова идти дальше. Я знаю, что мы дойдем. Что нас там ждет мне не известно. Но я точно знаю, что я там должна быть, — она надела рюкзак на плечи.

Мужчины посмотрели на нее. Поднялись, Марк поменял батарейки в фонарях. Все убрали по рюкзакам, и все дружно опять углубились в туннель.

Прибавили шаг. Шли молча. Спешили. Фил опять впереди гавкнул и сел около стены.

— Фил нам нужна лестница. А, это, потом, — сказал ему Эдуард. Останавливаться не стали. Фил убежал вперед. Да так что в свете фонаря его не было видно.

— При быстром шаге дышать трудновато, — сказал Марк.

— Наверное надо было открыть тот проход, хотя бы воздух в туннель пустить.

— Мне кажется, что осталось еще немного, — сказала Инга.

Они прошли еще несколько минут и услышали вдалеке лай Фила.

— Он нашел лестницу? – Эдуард спросил себя и сам же себе и ответил.

— Побежали, — крикнула Инга и первая устремилась на голос Фила.

— Осторожно Инга. Смотри под ноги, — луч от фонарей прыгал. Все неспешно бежали. Вдруг пес выскочил в луч света. Он стал прыгать от радости. И опять рванул вперед, издавая радостные крики. И вот наконец все увидели справа в стене проход. Он был меньше, чем стандартная дверь. Поравнявшись с ним все пытались отдышаться. Но воздуха в подземелье было мало.

— Надо подниматься. Иначе, мы здесь задохнемся, — сказал Марк. Фил бросился внутрь прохода. Марк пошел за ним. Эдуард пригласил следующей идти Ингу. Он замыкал процессию.

Идти приходилось боком. Ступеньки были не крутыми. Но сама лестница шла по спирали. Поэтому следующий не всегда видел предыдущего. Так как фонари были у Марка и Эдуарда, то Инга иногда совершенно выпадала из светового луча и в этот момент ее сердце сжималось. Хотя она чувствовала это пространство и на одном из поворотов инстинктивно оперлась об выступ: «Ого, специально для руки. Как это я его нашла?». В ее голове было много картинок. Ей казалось, что сейчас они войдут в комнату и там будет кровать, вернее лежанка, стол, сундук. Они прошли еще около двадцати ступеней, и Марк вдруг застыл. Идущие сзади воткнулись в него.

— Марк, что такое?

— Здесь комната, спальня.

Они вошли в нее все по очереди.

— Стоп…сейчас я вам скажу, что здесь есть, — Инга закрыла глаза, — Стол посередине, справа стоит деревянный сундук. А там в глубине, за той занавеской – лежанка, кровать. Слева небольшая круглая печь в стене.

Войдя в комнату и без фонаря, она не успела разглядеть, если только увидела крепко сколоченную табуретку.

Мужчины в лучах фонарей стали осматривать все помещение: табурет, стол, на столе стояла глиняная лампа. Внутри была очень вязкая субстанция и фитиль. Сундук слева был огромный, не крашенный, гладкий из дерева. Эдуард подошел к нему, сверху лежала пыль, толстым слоем. Он взялся за деревянную ручку. Дернул и открыл. Внутри аккуратно лежала одежда: слева теплая шкура, какого-то зверя, пуховый платок, а справа уже была одежда из ткани.

— Лучше не трогать. Оно все истлело, может прям в руках рассыпаться.

Марк прошелся с левой стороны комнаты:

— Вот печь в стене. А топка не здесь. Скорее всего топка этажом выше. Мы ведь еще не дошли до конца лестницы.

Марк пошел к занавесям. Там должна стоять кровать. Он аккуратно дотронулся до ткани. Отогнул ее. Эдуард посвятил туда фонарем. Все увидели лежанку. Мужчины посмотрели на Ингу. Она стояла с огромными глазами полными слез:

— Я здесь раньше не была. Но вся эта картинка пришла мне, когда мы шли по лестнице.

— Инга, что еще было в твоих ведениях? – спросил Эдуард.

— Печь с огнем и на ней кастрюля с водой. Баночки, бутылочки, веники с травами, и разные мешочки, не знаю с чем.

Эдуард посмотрел на нее.

— Можно предположить, что ты здесь уже была.

— Но я здесь не была.

— Ты могла здесь быть…в своей прошлой жизни, — сказал он, поймав ее взгляд. Инга уставилась на него. Ее слезы тут же высохли. В голове завертелись мысли. Он продолжал смотреть ей в глаза:

— И в той жизни тебя звали, — он замолчал, как будто выжидая ее вопроса. Но Инга боялась этого вопроса. Она лишь смотрела на него, смело, открыто, теперь уже готовая услышать все что угодно, — тебя звали Инга.

У нее закружилась голова, подкосились ноги. Она могла упасть, но Эдуард подлетел, подхватил ее и опустил на пыльную табуретку. Марк вытащил из рюкзака воду. Инга попила и немного пришла в себя.

— Сейчас, все хорошо. Сейчас я приду в себя.

— Нам надо подняться наверх. Тебе нужен свежий воздух, — сказал Эдуард.

— Там наверху кухня. Здесь жила та самая женщина из легенду, и ее охранял медведь. И этой женщиной была я. Поэтому я слышала в снах его рев. Он звал меня. И еще – я что-то закрыла в себе. Запечатала от жизни и людей.

— Эдуард ты говорил, что тебе надо освободить чью-то душу…- Марк осекся.

Инга встала с табуретки. Вплотную подошла к Эдуарду. И не отрываясь стала смотреть ему в глаза. Он не отрывал от нее взгляда. Казалось, что от этого скрещивания глаз в помещении стало светлее.

— Эрик

— Инга

— Откуда она знает твое магическое имя? – но Марку никто не ответил. Они стояли и не могли отвести взгляд друг от друга. Каждой клеточкой своего тела они чувствовали друг друга. Необычная волна окутывала их в одну сферу. И в этом пространстве они улетали высоко в небо. Туда, где была любовь, блаженство, радость и свобода. Они летали над Землей в космосе и не хотели возвращаться обратно. Они так давно не встречались. Они так соскучились друг по другу, что теперь им было все равно, что вокруг. Теперь самым важным было то, что они нашли друг друга. Итак, поднимаясь в мыслях все выше и выше, Эдгар вдруг увидел, что Инга не может лететь дальше. Огромная железная цепь сковала ее грудь и не давала ей улететь в их мир к счастью и любви. Он пытался разорвать эту цепь. Но увы, как только он рвал одно звено, тут же возникало другое. Он опять рвал и опять появлялось новой.

Эдгар (Эдуард) и Инга вернулись на Землю.

— Что это? Инга…откуда эта цепь? Я не знаю, как ее снять.

— Я не помню, — она стояла и почти плакала.

— Успокойся. Мы все уберем. Я погружу тебя в гипноз, и мы все уберем.

Марк ничего не понимал. Ребята стояли друг напротив друга в забытье. Потом они оба очнулись и стали говорить про какие-то цепи. И вдруг Фил влетел в помещение, почти скуля.

— Фил в чем дело? – спросил Эдуард.

— Надо идти наверх. Только осторожно, — сказал Марк.

— Вытащи нож, — крикнул Эдуард и полез в рюкзак за ним.

Они вышли из комнаты на лестницу и пошли по ступенькам наверх. Теснота, фонари в руках и еще большой нож. Надо быть осторожным.

Ввалились в еще одну комнату. Там была печь с лежанкой, стол. Много бутылочек, баночек стояло на полках, веники, охапки каких- то трав были развешаны по стене.

— Да, здесь готовили еду. Выход на улицу выше.

Они опять вернулись на лестницу. Фил почему- то плелся сзади. Эдуард его не узнавал. И вот все выскочили на верхнюю площадку. Инга вышла, здесь уже шел свет с улицы. Она быстро окинула помещение взглядом и вскрикнула, зажав рот рукой.

— Инга, что? – спросил Эдуард и Марк.

— Это то помещение, которое мы с подругами нашли, тогда давно и про которое мой дед говорил. И где мы услышали рев медведя.

Прошло несколько секунд, и они услышали рев медведя. Фил поджал хвост, заскулил и отошел к лестничному проходу. Мужчины вышли как бы вперед со своими ножами. Но это конечно было глупостью. Медведь страшный зверь. Одна секунда и сверхчеловеческий взмах его лапы с десятисантиметровыми когтями отрывает голову как кремовую розочку с торта.

Инга замедлилась. Она вся ушла в себя. Прошла сквозь мужчин, словно проплыла. И встала в дверном проеме. Медведь вышел из чащи и остановился напротив нее в десяти метрах. Поднялся во весь свой исполинский рост. У нее не было страха внутри. Она проникла своим сознанием к нему в голову и стала говорить:

«Я нашла его. И не отдам тебе. Это моя жизнь, мое счастье и моя любовь. Если у тебя есть семья, то ты меня понимаешь».

Медведь прорычал и несколько раз посучил лапами в воздухе. Инга не шелохнулась, не дрогнула и не ушла.

«Да. Я знаю, что это такое. Но люди жестоки и могут навредить мне и отнять у меня мое счастье».

«Тебя никто не тронет. Я сделаю все, что в моих силах. Но ты обещаешь, что не будешь ходить к людским селеньям».

«Тогда ты обещаешь, что не придешь больше сюда».

«Я пришла лишь за тем, чтобы найти свою любовь. И теперь она у меня есть. Я разрываю все контракты с проведением и с договорами, что наложила сама на себя. Теперь я дарю себе и этому миру любовь, созидание и буду жить в сотворчестве с собой и всем живым на этой планете и в других мирах. Да будет так во все времена».

Медведь махнул лапой в воздухе. Опустился на четыре лапы, развернулся и исчез в чаще леса. Инга постояла еще немного и потеряла сознание. Мужчины были наготове. Они подхватили ее. Эдуард взял ее на руки и аккуратно положил на пол. Марк под голову подложил один из рюкзаков.

— Ты понял, что было? – спросил Марк.

— Они разговаривали.

— Она, что знает язык животных?

— В стрессовых ситуациях и не то может произойти.

— Это точно…

— Надо привести ее в чувства, — он нашел в рюкзаке футболку. Разорвал ее. Намочил водой и стал обтирать ее лицо, ладони. Инга подала признаки жизни. Марк подал Эдгару термос с чаем. Он дал ей попить.

— У меня совсем нет сил, — еле слышно промолвила она.

— Лежи, тебе надо отдохнуть. Марк сходи вниз надо затопить печь, если это возможно. Проверь сначала тягу. Нужна горячая вода, заварить чай для Инги.

— Хорошо.

— Еще посмотри, может в сундуке есть что-то ткани, одеяла, надо подложить ей под спину.

— Хорошо. Сейчас. Фил пошли со мной, — Марк и собака исчезли.

Через некоторое время Фил приволок в пасти покрывало. Оно было очень старое, с необычным орнаментом, но еще более-менее сносное. Эдуард расстелил его рядом с Ингой. Положил другой рюкзак в изголовье.

— Инга, Инга, ты слышишь меня?

— Да, — еле слышно ответила она ему.

— Перекатись сюда, на покрывало. Потихоньку, — он помог ей. Она обхватила его шею руками. Он приподнял ее голову и поцеловал в губа. Сначала осторожно, нежно, едва касаясь. Он ждал ответит она на его поцелуй, хотя понимал, что у нее совершенно нет сил. Но она ответила. Прижалась к нему всем телом. А затем и губами. Их поцелуй был долгим, нежным, протяжным. Через него он отправил ей светящийся голубой искрящийся шар энергии и любви, силу, которая так была ей необходима. Она отозвалась на этот подарок, встрепенулась, открыла глаза. Хотела встать.

— Нет, нет, нет…Лежи и не вставай. Очень хорошо, что тебе лучше, — она хотела, что-то сказать, но он приложил палец к губам, показывая ей, что не обязательно говорить, — все потом. Сейчас тебе надо отдыхать. Я сделаю чай, чтобы поднять тебя. И еще массаж, для прилива сил. Нам предстоит еще путь назад.

Инга успокоилась. Пришел Марк с котелком в руке.

— Печь разжег. Нашел там дрова. На долго их конечно не хватит, но… Нашел емкость. Надо ее сполоснуть. Но где найти воду?

— Как выйдешь, держись правее. Там низина и в ней овражек, там бьет ключ.

Это совсем рядом, — тихо сказала Инга.

Марк только и смог, что покачать головой от удивления. Он вышел на поляну.

— Уже вечереет. Надо набрать травы для чая.

— Прошу не уходи.

— Инга, я быстро, — он опять подошел к ней, наклонился. Она обвила руки вокруг его шеи. Они целовались. Сколько это продолжалось, они не знают, но услышали покашливание. Марк вернулся с чистым котелком и водой.

— Вода там очень вкусная. Пойду поставлю ее на огонь.

— Посмотри за Ингой, я пойду нарву травы, пока еще солнце не село.

Эдуард ушел.

— Инга я быстро, поставлю воду и вернусь. Фил стереги Ингу, — пес лег рядом с Ингой и положил ей морду на живот. Она лежала с закрытыми глазами и потихоньку гладила Фила по голове.

***

Прошло несколько месяцев. Инга переехала из Питера к Эдгару в Подмосковье. У него был дом, земля, пасека пчел. В хозяйстве было два помощника – пожилая семейная пара.

С тех пор он открыл школу и передавал свои знания в интернете. Его магические способности ценились.  Иногда ездил в столицу по делам. Инга тоже преподавала, но это были направления женских практик. Сняв с себя свои же оковы, она с каждым днем все больше развивала в себе необычные способности.

— Эдгар ко мне сегодня приходили представители всех цивилизаций. Мы познакомились.

— Ну и как они? Симпатичные? – пошутил Эдгар.

— Я сначала немного испугалась, от неожиданности. Но взяла всю волю в кулак, чтобы не показать им свои переживания. А то вдруг обижу их. Но, если честно, некоторые страшны конечно. Но это обманчивое впечатление. Они все очень дружелюбны и добры. Приглашали нас посетить их Миры.

— Надо об этом подумать, — сказал Эдгар, — может стоит загадать такое путешествие?

— Да. Точно. Надо подумать…

— Но только не сейчас… Может в следующей жизни?

— Может в следующей жизни…